Отрывочек из книги.
Этим введением к уже законченной книге моя память возвращается ко мне, позволяя указать, в каком контексте нужно разместить написанное.
Для чего сейчас писать о вампирах? Именно потому, что фильмы и романы про вампиров снова входят в моду (новая версия "Темных аллей", "Дракула" Копполы) стоило бы задаться вопросом: зачем сегодня о вампирах, что случилось? Как приходит то, что действует этим слишком запоздалым и слишком преждевременным способом, о котором речь идет на этих страницах, когда это вошло в моду? И не является ли характеристикой телепатии то, что оно достигает современной моды благодаря опозданию этого опережения или же опережению этого опоздания (той иной версией подсознательного, которой приходится иметь дело не со скоростью по ту сторону порога происходящего, но со скоростью, которая возникает благодаря этому запозданию и опережению)?

Зачем писать теперь о вампирах на этом этапе моей жизни, или, чтобы быть точнее, на этой стадии амальгамы? Допускаемая ли формой афоризма свобода ассоциации предопределяет или, по меньшей мере, облегчает последующее движение по направлению к телепатии, по направлению к тому, что устанавливает господство свободной ассоциации? Афористичная форма может направить к телепатии, но может и оказать ей сопротивление, поскольку она есть именно то, что есть, — при неафористичной форме любое положение лишь переход к следующему, исчезновение, предупреждение того, к чему оно ведет, но для афоризма оно уже не является ни фазой, ни переходом. И, следовательно, существуют одновременно с (Вампирами), не поддаваясь им, благодаря чему остается, по крайней мере в известные моменты, вне времени или принадлежит его отсутствию. И потому именно, что эта книга отстаивает себя, она может отстоять и то, что самого себя не имеет...

К чему писать о вампирах в настоящий момент истории? Если человечество может подчинить смерть (а мы так или иначе движемся в этом направлении только асимптотическим образом), то однажды его озарит, что те же самые черты, которые принадлежат смерти или пародии на них, как непогребенные из фильмов и романов про вампиров и вообще все зги непокойники, станут вдруг гранями самой жизни:

— Замораживание уже не действует.

— С этого момента виртуальное тело в виртуальных мирах — вид астрального тепа; коснитесь/повредите виртуальное тело (образ) и вы коснетесь/повредите материальное тело, наделенное сенсорами, в ином месте — возвращение к магии образа.

— Дома, в которых вещи двигаются сами по себе, оружие, само до-стигающе цели и т.д., двери, которые открываются по собственной воле в вампирских фильмах. Не окажемся ли мы в гипнотическом мире?

— Один из видов идиосинкратического времени, ускорение, возможно уже не только благодаря иммобилизации, принадлежащей царству непокоя, но стало и частью этого мира: в 1987 году китайские ученые пересадили гормоны роста человека в золотую рыбку и гольца, в результате чего они выросли в 4 раза быстрее до взрослых размеров... Тема вампиров и непокойников важна таким образом даже для тех, кто не верит ни во что, кроме биологической смерти,тех, кто верит в смерть-как-угасание.

Читать: www.commentmag.ru/archive/14/10.htm

@темы: книги о кино, философия, семантика, СПГС